Кашницкий С.Е., Меньшова Т.И. Соционное сознание как феномен мыслящей материи

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Соционика – новая наука, созданная на стыке информатики и психологии личности, – рассматривает сознание как конгломеративную деятельность индивидов, относящихся к различным типам. При этом нелокализованность сознания в мозге, доказанная некоторыми естествоиспытателями, с такой же правомерностью может быть отнесена к социону – совокупности типов в соционике. То же доказывает и околосмертельный опыт пациентов, переживших состояние клинической смерти. Отношение частей к целому в соционе основано на законе золотого сечения, что еще раз доказывает: соционическая модель так же относится к психике, как к живой и неживой материи.

 

В последние десятилетия возникло и получило распространение новое научное направление, находящееся на стыке психологии личности и информатики – соционика. В основе ее лежит постулат о существовании 16-ти типов личности, на которые создательница соционики Аушра Аугустинавичуте разбила человеческое сообщество1. Люди делятся на 16 устойчивых неизменяемых типов, имеющих устойчивые психоинформационные характеристики [1]. Совокупность 16-ти типов, охватывающая все возможные сочетания психоинформационных характеристик, названо соционом.

Модель сознания человека

Соционика как научное направление стала логическим продолжением аналитической психологии К.Юнга [2]. На основе четверичной структуры сознания2, иерархии составляющих его психических функций Юнг предложил характеристики особенностей протекания психических процессов и основных моделей поведения людей. Его многолетняя практика привела к выводу: таких моделей 8 и их проявление отвечает законам аналитической психологии. В своей книге [2]  он указал основные причины разделения признаков и описал поведенческие модели 8-ми психологических типов.

В настоящее время соционика [1], иначе называемая  информационным психоанализом, продолжает интриговать своих адептов простотой конструкта и сложностью задач построения оптимального информационного обмена. Интерес ученых к информационному психоанализу вызван возможностью структурирования информации. Общепринятая модель физической картины мира показывает, что все составляющие ее объекты имеют материально-полевую структуру. Этот дуализм зависит от свойств системы, в которой осуществляется наблюдение, и свойств воспринимающего устройства или объекта. Подобно ноуменальному и феноменальному миру3 человек и его сознание оказались ключевым звеном к пониманию структуры информационного потока. В нем внутренний мир человека становится замкнутой микросистемой, а информационный поток – макромиром, в котором существует человек. Итак, есть шумовой либо направленный информационный поток; есть объект, способный воспринимать этот поток и создавать свой в фиксированном  диапазоне информационного спектра; и есть соционика – метод структурирования информационного потока, а также модель информационной структуры сознания человека.

Соционика базируется на 4-х юнговских психических функциях. Они соответствуют свойствам информационного поля, а также  особенностям восприятия и обработки информации человеком. По субъектно-объектной направленности информационного потока удвоим каждую: получим экстравернтные и интровертные функции. По мнению К.Г. Юнга, чем дифференцированнее одна величина, тем архаичнее та, что занимает противоположенный полюс дихотомии. По мнению А. Аугустинавичюте, способ реализации программы наиболее дифференцированной, осознанной функции типа данного индивидуума, определяется другой функцией, ортогонально отличающейся от предыдущей по всем дихотомиям. В итоге количество разработанных К.Г. Юнгом информационных конструктов удваивается. А в структуре социона, отвечающего идеальной картине информационного поля сознания, присутствует комбинация из 16-ти моделей вариантов структуры психики человека.

Чтобы объяснить, насколько человек воспринимает ту или иную информацию, Аушра Аугустинавичуте предложила использовать модель, где каждому информационному каналу отведено свое место и свои возможности в восприятии информации. Впоследствии модель А получила имя создательницы соционики [1]. Социон условно представляет собой четырехмерную матрицу. Её проекции на ортогональные плоскости дают модели всех 16-ти структурных единиц социона, или типов информационного метаболизма (ТИМ). Более подробно и обстоятельно с работой модели можно  ознакомиться в двухтомнике [1].

          Помимо использования для характеристики ведущих свойств сознания двухфункциональной модели и построения полной 8-аспектной модели типа информационного метаболизма, А. Аугустинавичюте принадлежит заслуга создания модели соционного взаимодействия – таблицы интертипных отношений [1].  Для подробного объяснения взаимодействия двух и более 8- аспектных моделей вновь рекомендуем обратиться к ее книге.

          Проблему для научного подхода, на наш взгляд, представляет то, что исследователь-соционик предстаёт перед лицом ученых беспомощным, без инструмента, и это означает, что найти прямой выход научной индустрии в соционику непрост. На сегодняшний день почти очевидно, что единственным измерительным прибором являемся мы сами – те, кто изучает соционику, кто знает её основы и проблемы.

 Человек, живущий среди людей, постоянно чувствует влияние информационного потока, трансформируемого его собратьями по разуму. И чтобы сохранять толерантность, изменяется сам. Его сознание встроено в социум по законам соционики, но в той или иной степени всегда несет индивидуальную окраску, выполняя для сообщества людей свои задачи. Чем больше отклонение от личных задач, тем больше невротизация сознания; при сохранении «лица», но отсутствии общественного запроса, растет дезадаптация человека. Сопутствующие этому негативные эмоции, как внешние, так и внутренние, приводят к негативному накоплению эмоциональной памяти, которая может передаваться следующим поколениями, снижая их жизнеспособность. Вопрос о наследовании типа пока остается открытым, хотя известно, что успешные модели поведения родителей могут копироваться детьми.

Соционика могла бы иметь успех в психотерапии, тем более что своим происхождением она обязана именно ей. Методики проживания эмоциональных состояний существуют давно. Использование психодрамы в работе с глубокими слоями бессознательного помогает людям решить тянущиеся в поколениях семейные проблемы. Один из авторов этой работы сделал попытку соционически структурировать эмоциональные состояния методом отождествления с яркими представителями соционических типов и позитивного проживания их часто встречающихся внутренних противоречий [3].

Соционика представляет собой стройную, многоцелевую, внутренне сгармонизированную систему интеллектуальной кооперации людей. Причем число людей определенных взаимодополняющих типов, кратное 2n, являет собой относительно законченную, уравновешенную кооперацию, возможности которой существенно выше, чем каждого из входящих в нее индивидов. Именно этот аспект соционики (в отличие от других: познания сильных и слабых сторон психики человека, поиска дополняющих партнеров, оптимизации межличностных отношений, трактуемых как межтипные), названный Аушрой  Аугустинавичуте [1] соционным сознанием, видится нам наименее изученным, пока мало применяемым, но наиболее перспективным для развития интеллектуальной кооперации людей. Качественный скачок этого продукта определяется так: один ум – хорошо, а 2 в степени n – лучше.

Нарциссизм «царя природы» необоснован

 

Чтобы приблизиться к пониманию этого феномена, рассмотрим две достаточно хорошо изученные модели кооперации сознания: диалоговый режим работы левого и правого полушарий мозга и интеллектуальное сосуществование однояйцевых близнецов.

Немало было исследовано пациентов, в силу разных причин оставшихся с единственным работающим полушарием. Нельзя сказать, что при этом интеллектуальная деятельность таких людей совсем прекращалась. Человек продолжал жить и ставить перед собой привычные задачи. Другое дело, что их решение становилось неполным. Так, люди с одним левым работающим полушарием приобретали излишние сухость и рационализм мышления, утрачивали непосредственность восприятия и эмоциональную полноту переживаний. Другие, с одним правым работающим полушарием, испытывали затруднения в решении логических задач, в выработке стратегий поведения, в использовании привычных парадигм при рассуждении на сложные темы. Характерной особенностью отсутствия межполушарного диалога были оптические искажения в восприятии предметов окружающего мира. Так, «левополушарные» пациенты, исследовавшиеся культурологом Ю. Лотманом и нейрофизиологом Н. Николаенко [4], рисовали привычные предметы вытянутыми по вертикали (наподобие тех, что мы видим на полотнах Эль Греко); «правополушарные» невольно округляли видимые предметы или вписывали их в квадрат. И лишь совместная работа двух полушарий позволяет приблизиться к пропорциям золотого сечения, пронизывающим всю живую материю и изначально присущим восприятию человека.

Известно много сообщений о наличии удивительной связи сознания однояйцевых близнецов, проявляющейся в том, что, даже будучи разделенными в пространстве, они продолжают совершать сходные поступки, носить одинаковую одежду, обзаводиться похожими друзьями и партнерами… Близнецы продолжают незримо взаимодействовать, как бы согласовывая между собой поступки, предпочтения и выбор тех или иных приоритетов. Возникает иллюзия (или реальность?) постоянной телепатической связи разделенных близнецов, согласующей большинство аспектов их сознательной и даже бессознательной деятельности.

Нечто подобное наблюдают естествоиспытатели в совместной деятельности больших конгломеративных объединений живых существ – от колонии бактерий до стаи высших животных. При этом если вопрос о наличии сознания у животных, насекомых и растений остается дискуссионным, то сознание объединенных и структурированных сообществ индивидов некоторым исследователям представляется очевидным.

Так, швейцарский антрополог Джереми Нарби [5]  склонен видеть проявления сознания в поведении колоний слизевиков – одноклеточных грибообразных организмов. Несмотря на отсутствие мозга эти студенистые существа способны решать довольно сложные задачи: к примеру, искать и находить выход из лабиринта. Характерно, что слизевик лишен мозга, который традиционно, хотя и без должных доказательств, считается инструментом мышления или сознания.

Профессор биологии японского университета Хоккайдо Т. Накагаки [6]  помещал кусочки слизевика в разных углах лабиринта, а у входа и выхода клал его обычную пищу. Разрозненные кусочки слизевика медленными волнообразными движениями сближались друг с другом, образуя единый клеточный организм, вытянувшийся по самому короткому пути между входом и выходом. Ни один из них не оказался в тупике. Это доказывает, по мысли Накагаки и Нарби, что в клеточной материи заложены свойства функционального разума, причем для реализации сознательного поведения живой материи вовсе не требуется такой сложный орган, как мозг.

Мало кого удивляет способность к мышлению пчел, в процессе обустройства улья и сбора мёда проявляющих все признаки разумного, то есть сознательного поведения. При этом крохотный мозг пчелы содержит всего 170 тысяч нейронов (в отличие от нескольких миллиардов – у человека), продолжительность жизни пчелы – две-три недели, но с самого рождения она имеет полное и достаточное представление об окружающем мире для решения своих задач. Поэтому процесс принятия решений у пчел быстрее, эффективнее и лучше соответствует миру, в котором они живут.

В эксперименте, подтверждающем разумное поведение пчел, над входом в лабиринт размещали символ, таким же символом на развилке внутри лабиринта отмечен коридор, ведущий к «вознаграждению» – сладкому сиропу. Проводившие эксперимент исследователи были ошеломлены быстротой, с какой пчелы установили связь между символом при входе в лабиринт и символом, указывающим путь к «вознаграждению». Они ни разу не заблудились – ни в новых лабиринтах, ни при смене символов, всякий раз выбирая коридор, отмеченный символом, который они видели при входе, и игнорируя коридоры, отмеченные другими символами. Не всякому четырехлетнему ребенку такая задача была бы по силам: большее число задействованных нейронов повысило бы и вероятность ошибки.

Термиты располагают микроскопической нервной системой, что не мешает им создавать огромные и архитектурно совершенные структуры. С точки зрения размеров их нервной системы, это кажется невозможным. Выходит, сложность поведения живых существ никак не связана с размерами и массой головного мозга, а также количеством задействованных нейронов.

По мнению английского биолога Р. Шелдрейка [7], всякой социальной группе, будь то стая волков, рыб или птиц, соответствует определенное формообразующее поле. Когда один из членов группы удаляется, поле расширяется, по-прежнему охватывая и его, благодаря чему группа не теряет с ним контакта, оставаясь «на одной волне». Как объяснить, каким образом крысы, помещенные в аналогичные лабиринты в разных концах света, одновременно находят из него выход сразу после того, как это удалось самой первой? Привычное, хотя и далекое от научной строгости объяснение данного феномена – телепатия. Но не проще ли согласиться с Р. Шелдрейком: информация о решении, найденном самой «сообразительной» из крыс, сразу же оказывается в параллельном пространстве, общем для всех представителей того же вида, столкнувшихся с той же проблемой.

Всё это убеждает, что человеческое представление о монополии на разум «царя природы» – не более чем самонадеянное нарциссическое заблуждение. Цивилизация не измеряется производимыми ею осязаемыми материальными вещами, но существует везде, где возникает групповое сознание, специфическое мироощущение и духовный опыт, передаваемый из поколения в поколение.

А наш головной мозг, якобы несопоставимо развитый по сравнению с мозгом животных, как единственный орган сознания – заблуждение, столь же необоснованное и продиктованное мнимым превосходством человека над всеми остальными представителями биосферы. Напротив, как показывают многие наблюдения над живой природой и научные эксперименты, сознание, распределенное между структурно организованным сообществом индивидов и не привязанное к единому центру принятия решений, – часто встречающаяся в природе реальность.

«Машина по выработке сознания»

 

Нелокализованность сознания в мозге подтверждается серией врачебных наблюдений. Состояние клинической смерти пациентов, когда функционирование мозга невозможно, что обычно подтверждается показаниями электроэнцефалографа, отнюдь не означает, что сознание отключено. Единичные, но впечатляющие примеры работы сознания у человека, казалось бы, пересекшего черту, отделяющую жизнь его материального тела от небытия, приводятся некоторыми врачами – кардиологами, реаниматологами и анестезиологами.

Один из наиболее ярких и убедительных примеров работы сознания человека, находящегося в состоянии клинической смерти, привел голландский врач-кардиолог П. ван Ломмель [8].

Клинической практикой доказано, что через 15 секунд после остановки сердца самописец вычерчивает на ленте электроэнцефалографа прямую линию – значит, мозг больного не работает. У молодых людей это состояние может продолжаться до 10 минут, у пожилых – до 5, после чего наступает необратимая смерть. Если за этот критический промежуток времени пациент не будет реанимирован, летальный исход неизбежен. Ван Ломмель зарегистрировал случаи, когда человек после «возвращения» рассказывает о том, что он видел, причем его рассказ во многих деталях совпадает с рассказами других пациентов, которых он не знает и, разумеется, не мог вступить с ними в сговор. Получается, сознание человека работало вне зависимости от мозга, который (энцефалограмма доказывает) был «отключен».

Вот наиболее яркий пример из практики ван Ломмеля. Перед началом искусственной вентиляции легких одного из пациентов, чье сердце уже не билось, а энцефалограмма вытянулась в прямую линию, сестра вынула у него изо рта зубной протез и положила в ящик передвижного столика. Придя в себя, пациент обнаружил, что без зубного протеза ему неуютно. И лишь когда в палату вошла сестра, другая, не та, что вынимала протез, он сообщил ей: его положили в передвижной столик и выкатили в коридор. Оказалось, во время клинической смерти он видел сверху свое лежащее тело и всех, находившихся в палате, отчетливо помнит всё, что делали и говорили. Вот и место хранения зубного протеза разглядел и запомнил.

Этот эпизод, как и десятки других, зафиксированных как западными, так и российскими клиницистами, относящихся к так называемому околосмертельному опыту, доказывают независимость мышления, а значит, функционирующего сознания, от работы мозга.

Человечество постоянно сталкивается с увеличением скорости информационного потока. Причем отнюдь не линейного приращения этой скорости. Если процесс ускоренного удаления галактик от предполагаемой точки первичной сингулярности Вселенной стал символом возрастания энтропии, то символ ускорения информационного потока пока не определен. А человеческий мозг при этом не меняется. Более того, остается подобным мозгу наших «нецивилизованных» предков.

Можно предполагать, что у энтропии (хаоса) имеется противоположный полюс дихотомии – информация, или мировой порядок. Композитор и математик М. Марутаев предложил характеризовать меру порядка числами гармонии, «ибо гармония определяет равновесие альтернатив, стабильность и устойчивость живых систем» [9]. Простейшие, заимствованные из различных сфер жизни примеры: пропорцией золотого сечения определяются места формирования почек на стволах деревьев, соотношения радиусов орбит планет Солнечной системы, длины периодов химических элементов в Системе Менделеева, длины соседних ребер… [10].

Обобщив проявления пропорции золотого сечения в живой и неживой природе, музыке и других видах искусства, Марутаев построил теорию качественной симметрии [11]. Частным выводом из нее стало наличие определенных «чисел гармонии», инвариантных в различных интервалах, взятых на числовой оси (аналогичных музыкальным октавам), причем «числа гармонии» составляют 20% от общего количества чисел в интервале. Об этом числе следует сказать особо. Процент «чисел гармонии» означает начальную меру гармонии в полнейшем хаосе, или в симметричной ситуации меру хаоса в максимально выраженной гармонии. Иначе говоря, даже в самом прекрасном, гармоничном произведении искусства, например, в афинском Парфеноне, гармония пропорций не может составлять 100%-ную величину, ее предельно возможный максимум – 80%. Один из авторов данной работы обсчитал соотношения размеров частей Парфенона, взятых из самых авторитетных архитектурных обмеров, и, преобразовав их по формуле из теории качественной симметрии М. Марутаева, получил результат – 76,2%, близкий к предельно возможной гармонической упорядоченности [12].

Возвращаясь к социону как структурно организованному пространству типов информационного метаболизма, взглянем на него как на «реально-виртуальный» объект (реальный, потому что соционика постулирует и доказывает реальность существования 16-ти типов; виртуальный, потому что социон существует как идеальная, структурно четко обрисованная, но практически не осязаемая сущность).

Социон тоже поддается просчету на гармоническую упорядоченность. Если расположить 16 типов так, как это предложил сделать Г. Шульман [13], то они образуют на плоскости симметричную 16-элементную фигуру с различными расстояниями между элементами. Мы соотнесли эти расстояния между собой, трансформировали пропорции по формуле Марутаева и сосчитали гармоническую упорядоченность социона. Она равняется ровно 80%, достигнув теоретически возможного максимума [5].

Социон как предмет искусства, как творение, как «реально-виртуальный» объект природы оказался пределом возможного совершенства, неким гармоническим абсолютом [14].. Его совершенство (а именно совершенство, по мысли Гёте [15], выражается гармонией) превосходит даже эстетические качества таких бесспорных шедевров мирового искусства, как комплекс египетских пирамид в долине Гизе, Парфенон и высотное здание МГУ на Воробьевых горах в Москве (индекс гармонической упорядоченности у всех этих сооружений выше 70% [12]). Иначе говоря, структура, определяющая коллективный разум и не связанная с мозгом как предполагаемым органом мышления, есть предельно эффективный интеллектуальный продукт, обладающий высшим качеством структурной упорядоченности.

Информация, особым образом упорядоченная и распределенная в пространстве, получает новые свойства: саморазвитие, снижение уровня энтропии и неуничтожимость. Их совокупность рискнем назвать сознанием. Получается, что оно изначально связано не с мозгом, а со структурно-пространственным упорядочением  информации. Соционика же – некий механизм оптимизации информационной структуры, благодаря которому сознание выходит  на более высокий уровень. Его «вершина», или оптимальный конечный результат – целостное, соционное мышление. То есть  оптимальная, с точки зрения гармонического абсолюта, кооперирующая деятельность по изменению свойств информационного потока – получению, переработке и передаче информации.

Социон – идеальный способ настройки частей целого. Он так устроен, что взаимодействие его отдельных частей согласовано между собой, и совместными усилиями они выходят на максимальный уровень гармонической упорядоченности – 80%. Сознание – продукт согласованной, единственно возможной деятельности социона. В несовершенном мире социона нет. Есть лишь некая «мера соционности» как степень приближенности конкретного социума к его идеальной общественной модели. (Вот откуда, на наш взгляд, нередкие ошибки в определении типов людей при их тестировании даже весьма опытными социониками: различные люди отличаются разной «мерой соционности», учитывать которую соционики ввиду несформулированности и неизученности этой проблемы пока не умеют.)

В животном мире решить интеллектуальную задачу можно, только имея кооперирующееся сознание – «улей». Такой коллективный разум подобен социону. Его можно рассматривать как «машину по выработке сознания». Человек, вырванный из поля сознания, перестает быть человеком. Часть, оторванная от целого, теряет функции сознания. Возрастает энтропия. Уменьшаются возможности взаимодействия с информацией или заменяются чем-то еще. Например, другим коллективным разумом. Таких людей называют «маугли». Но, не в пример Киплинговскому «Маугли», они вряд ли могут быть приручены и обучены для полноценной жизни в пространстве человеческого социона.

Однако энтропия возрастает не всегда. Возможно, она будет уменьшаться вследствие направленных интеллектуальных усилий. Не исключено, что функция живой материи как раз и состоит в том, чтобы снижать энтропию Вселенной.

Несколько лет назад исследователи космоса получили снимки Земли с удаляющегося «Вояджера». На них видно, что издалека наша планета выглядит безжизненной. Но и на других планетах мы наблюдаем ту же безжизненность. По представлениям сегодняшней науки, на них нет белково-углеродной жизни. Но разве исключена возможность иной формы жизни? Способно ли существовать биологическое (живое, жизнеобразующее) поле без наличия материальной основы жизни – белка и углерода? И нельзя ли говорить о дуальной форме существования материи: живой и неживой?

Основываясь на некоторых исследованиях ученых [16], можно утверждать, что причина появления физической основы жизни – информация как полевое образование, или сознание живого объекта. Именно сознание включает механизмы роста и развития, а затем старения и разрушения. Индивидуальная форма жизни через свое полевое дополнение – индивидуальное сознание – взаимодействует с общим сознанием данного вида. Эта накапливающаяся информация и есть результат жизнедеятельности живой материи. Вот почему можно предполагать, что назначение живой материи – уменьшать энтропию Вселенной. Многие современные парадоксы в физике, биологии и других науках не могут быть объяснены исключительно с материалистической точки зрения.  Четырех известных взаимодействий для этой цели не хватает.

Информационная связь, подобная связи между близнецами, структурирует поведение живой природы. Информация, предаваемая всем элементам «компьютера коллективного разума», способна уменьшать энергетические затраты на жизнедеятельность каждой части такого объекта. Но происходит это в том случае, когда информационный обмен осуществляется по законам гармонии.  Среди таких объектов оказывается социон, способный снижать энтропию.

Сложность реализации этого феномена состоит в том, что информационный социон подобен физическому вакууму, который невозможно создать искусственно – он, обладая бесконечным запасом энергии, ненаблюдаем. Социон тоже невозможно создать искусственно, он обладает абсолютными информационными возможностями и самодостаточен, вследствие чего также ненаблюдаем.

Соционика, позволяющая поэлементно изучать принципы информационного обмена, подобна теории музыки, изучающей правильные звучания партитур. 16 «нот» в различных комбинациях созидают гармонию, резонансное взаимодействие.

Социон – наша интуитивно найденная и еще не вполне осознанная оптимальная коммуникация, построенная по закону золотого сечения. К примеру, ящерица отбрасывает хвост – часть своего тела, пропорционально подчиненную закону золотому сечению. Три фаланги каждого пальца соразмерны в пропорциях золотого сечения. Компьютеры, процессоры которых сконструированы так, что соотношения элементов в них по значению совпадает с числом золотого сечения являются принципиально новыми [17]. Это новое поколение систем коммуникативных связей, в основе которых лежит иррациональное число.

А психика? По естественной аналогии единообразия устройства живой материи, психические функции тоже должны быть соразмерны золотому сечению. Тогда мы получаем новое назначение соционики.

Сознание – «вспыхивающий механизм», принципиально квантовая система. Медитация (расширение сознания) возможна как комбинированный процесс поиска частот для выявления резонанса, гармоничных пропорций работы элементов сознания. Социон – самомедитирующая система, вырабатывающая качественный информационный поток и выводящая его на оптимальный уровень.

Кристаллы – пример отсутствия четкой границы между живой и неживой материей. Кристаллы воды – пограничное состояние между живой и неживой материей. Сегодня известно, что вода обладает кристаллической памятью. Ячейки памяти воды строятся по тем же законам золотого сечения. Простейшие органические формирования, содержащие углерод, – тоже кристаллы, тоже имеют память, тоже строятся по законам золотого сечения.  И уже из этих структур формируется живая материя.

Нет доказательств того, как косная материя породила сознание. Сознание – функция оптимальной, гармонической структуры, свойство исключительно живой материи, и проявляется оно в максимальной гармонии.

Понять это помогает соционика.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Аугустинавичюте А. Соционика: Введение. Москва – С.-Петербург (1998).
  2. Юнг К.Г. Психологические типы.- С.-Петербург – Москва, 1995.
  3. Меньшова Т. Театр соционики. – М.: Росинтал, 2009.
  4. Лотман Ю., Николаенко Н. “Золотое сечение» и проблема внутримозгового диалога //  Декор. Искус. СССР. – 1983. – № 9. – С. 31–34.
  5. J. Narby. “Intelligence in Nature”, Penguin, 1–2, pp. 149–150 (2006).
  6. A. Tero, S. Takagi, T. Nakagaki and others. «Rules for biologically inspired adaptive network design», Science, 327 (5964), 439-442 (2010).
  7. Шелдрейк Р. Новая наука о жизни. – М.: Рипол Классик, 2005.
  8. P. van Lommel, R. van Wees, V. Meyers et al., “Near-death experience in survivors of cardiac arrest: a prospective study in the Netherlands”, Lancet, 358, 2039-2045 (2001).
  9. Марутаев М.А. О гармонии как закономерности // Принцип симметрии. – М.: Наука, 1978. – С. 363-395.
  10. Марутаев М.А. О гармонии мира //  Вопросы философии. – 1994. – №6. – С. 71-81.
  11. Марутаев М.А. Гармония мироздания // Созн. и физ. реал. – 1997. -№ 2 (4). – С. 35-52.
  12. Кашницкий С. Божественной гармонии секрет // Архитектура. – 1987. –  №23-24.
  13. Шульман Г.А.  О некоторых закономерностях  типологии К. Г. Юнга //  Социон., ментол. и психол. личности. – 1995. –  №1.
  14. Кашницкий С.Е.  Социон как гармонический абсолют //  Психол. и социон. межлич. отношений. – 2005. –  №9.
  15. Гете И. Избранные сочинения по естествознанию, Москва (1957).
  16. Казначеев В.П., Шурин С.П., Михайлова Л.П. Открытие № 122. Дистантные межклеточные взаимодействия в системе двух тканевых культур // Офиц. бюл. по делам изобр. и откр. при Совмине СССР, № 19 (1973).
  17. Стахов А.П. Компьютеры Фибоначчи и новая теория кодирования: история, теория, перспективы, Академия тринитаризма, Москва (2006).

Поступила 08.08.2011

Впервые опубликована в журнале “Сознание и физическая реальность”, 2011. –  № 12.- С. 22-29

____________________________________

 

Кашницкий С.Е., инженер-механик, искусствовед, журналист, корр. еженедельника «Аргументы и факты», Москва

Меньшова Т.И., препод. физики и астрономии, психолог, консультант кадровых агентств и журналов, Москва

 

___________________________________________________________

1   В своей работе [2] К.Г. Юнг предложил учитывать не только  базовую, но и следующую за ней, дихотомически ортогональную психическую функцию. Таким образом сообщество индивидуумов разделилось бы не на 8, подробно описанных Юнгом, а на 16 типов. А. Аугустинавичюте положила это  утверждение в основу соционики, сделав его основным постулатом.

2   Троичная структура психики по З. Фрейду: осознанное поведение (эго), инстинктивное поведение (ид) и управляющая их соотношением совесть (суперэго); либидо – психическая энергия, определяла баланс между созиданием и разрушением в устремлениях человека. К.Г. Юнг добавил к имеющейся структуре еще одно управляющее звено – коллективное бессознательное (суперид).

3  Ноуменальное (греч.-познаваемое разумом): то, что может быть постигнуто только разумом. Кант в ««Критике чистого разума» противопоставил ноуменывещи в себе, т.е. существующие независимо от какого бы то ни было отношения к нашему уму (в их числе фигурируют понятия «чистого духа», «абсолютной реальности», «Бога»), феноменам. Только феномены могут служить объектами познания, тогда как ноумены остаются предметом веры («постулатами практического разума»). Чаще используют прилагательное «ноуменальный», когда говорят о свойстве или реальности, выходящих за рамки нашего понимания; противоположно феноменальному.

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply

No software download is required to play our games - http://1306engineers.com.