Письмо Вячеслава Войнича Савелию Кашницкому

Случайно нашел письмо, пролежавшее 22 года среди книг. Его написал мне однокурсник, с которым мы учились в МАИ. Надолго прикованный к больничной палате, он много читал и писал. А я, желая его развлечь, посылал ему выходившие мои заметки в журнале. В том числе и статью о соционике – одну из самых первых, где давался лишь общий очерк этого нового в то время знания. В письме моего товарища содержится критика как моей статьи, так и самой соционики. В то далекое время, будучи апологетом соционики, я высокомерно отмахнулся от этой критики. Сейчас же, повертевшись в соционике два десятилетия, новыми глазами перечитал письмо. Полагая, что оно имеет далеко не частный интерес, я решил послать его для возможного опубликования в электронном журнале. Я совсем чуть-чуть подредактировал текст письма, не искажая сути высказываний и сохраняя стилистику автора.

Савелий Кашницкий, 6 августа 2012 года.

 

 

 

22 февраля 1990 года

Здравствуй, Савелий!

Получил журнал с твоей статьей «Азбука судьбы». Она меня огорчила1 и я решил поделиться с тобой своими возражениями. Их вызывает первая же фраза статьи: «Нет в природе плохих или хороших людей…» Дальше это утверждение повторяется: «людей плохих и хороших в природе не бывает, все подобные оценки субъективны…» Если это твое открытие, то возникает вопрос: «имело ли смысл получать два высших образования для того, чтобы стать бездумным апологетом субъективного идеализма (СИ)?» «Велосипед» СИ давно изобретен прародителем этого учения, английским философом Д. Беркли,  и чтобы не изобретать его заново, достаточно познакомиться с его трактатом «О началах человеческого знания». Это учение давно (и справедливо)  отвергнуто всем современным естествознанием и философией как заблуждение недоразвитого ума не сумевшего (или не захотевшего?) вырваться из религиозных пут. Реанимировать труп СИ на пороге XXI века – значит, впадать в явный анахронизм. Но это пусть остается на твоей совести (думаю, как «небрежно брошенная фраза», которая допустима в письме, но недопустима в печати!).

Если же это квинтэссенция новой науки – соционики (на что указывает другая фраза: «Тип личности (социотип – В.В.) – категория вне морали и нравственности2, она характеризует прежде всего способ восприятия, переработки и передачи информации»), то появляется другой вопрос: «А наука ли это?». Ибо притязания ее столь высоки, что трудно определить ее статус среди других наук, ведь она «повергает на лопатки», даже без борьбы, могущественные научные дисциплины – этику, философию, юриспруденцию, политологию, социологию, психологию и педагогику, перечеркивая напрочь все их многовековые достижения. Если не считать гитлеровских головорезов или рецидивистов (убийц, насильников и пр.) объективно плохими3 людьми, то зачем их тогда судить, содержать в тюрьмах или расстреливать? Выходит, все прогрессивное человечество заблуждается и только авторы и сторонники соционики (совместно с фашистами, уголовниками и т.п.) являются светочами истины?  Но это по поводу столь категоричного утверждения о том, что нет плохих или хороших людей.

Теперь по существу сведения всего многообразия человеческих индивидуальностей (уникальных личностей) к 16 типам, попыток постулировать их независимость от нравственных позиций личности, ее правовой культуры, мировоззрения, т.е. всех идеалов и принципов человека в целом.

Указанными выше науками установлено и исторической практикой доказано, что эти идеалы и принципы, как и соображения разумной выгоды, являются основой разумного поведения (интеллект) человека и определяют все его главные взаимоотношения с окружающими людьми и животными (и классифицируют, объясняют и предсказывают возникновение, развитие и развал брачных союзов и семей, научных и художественных школ, социальных групп и слоев, политических партий, литературных группировок и течений, и других объединений людей, в том числе религиозных). Так, единство политических партий основано на совпадении ясных и четких идей и программных целей, но отнюдь не на совпадении никому не понятных интровертов и экстравертов и даже вопреки им. Отрицать этот общеизвестный факт – значит отрицать весь исторический опыт цивилизации, что противоречит сущности науки, которой, как известно, свойственна (в отличие от искусства) преемственность знаний. Новые науки и теории не отвергают в целом открытые ранее объективные законы, а лишь ограничивают область их справедливости (и применимости), включая их в себя в качестве частного (предельного) случая. (См. например книгу академика Р.В. Петрова «Я или не Я», М. 1983 г., стр. 5).

Да и сами названия социотипов: «логически-интуитивный», «этико-интуитивный, «этико-сенсорный» – указывают на их связь с этическими (моральными, нравственными), интуитивными и физиологическими нормами. Так что делать вывод об их независимости от этих норм (принципов и идеалов) – значит, либо искажать саму эту науку, соционику, либо лишить ее статуса науки. (Отдельно хочется отметить претенциозность названия статьи «Азбука судьбы», ассоциирующейся с мифической «Книгой жизни» («Книгой судеб») и вызывающего аналогичную реакцию).

Что касается цифры 16, то тут стоит заметить, что классификация (т.е. определение, посредством абстрактного обобщения, типов объектов и явлений), действительно, является неотъемлемой и необходимой функцией (задачей) любой науки, и психологические науки в этом не исключение. Но большинство из них пытаются хоть как-то обосновать (объяснить) различие своих типов либо различными внешними воздействующими на организм факторами, либо комбинациями различных внутренних и внешних формирующих факторов.

Так, астрология определяет 12 типов характеров влиянием 12 хронологических периодов Зодиака или восточного календаря и 4 типа их гармонического сочетания – влиянием 4 тригонов стихий – Огня, Земли, Воздуха и Воды. Поскольку апелляция к этим факторам как к первопричинам ничего не объясняет, а объяснение – это вторая необходимая функция науки, то астрология и считается лженаукой и вытесняется (переосмысливается) постепенно хронобиологией.

Медицина в трудах Гиппократа определила 4 типа темперамента (сангвиники, флегматики, холерики и меланхолики) доминированием одной из 4-х внутренних жидкостей организма. В трудах И. П. Павлова определены 4 типа характера, также не зависящие от моральных или идеологических принципов личности:

1)  тип сильный, уравновешенный, с большой подвижностью нервных процессов;

2)  тип сильный уравновешенный с малой подвижностью нервных процессов;

3)  тип сильный, но неуравновешенный, у которого преобладают процессы возбуждения над торможением;

4)   тип слабый, которому свойственно слабое развитие как возбуждения, так и тормозных процессов.

Эти типы определяются сочетанием трёх характеристик нервных процессов – силы, уравновешенности и их подвижности (зависящей от скорости возбуждения и торможения) и соответствуют указанным типам темперамента по Гиппократу.

Психоанализ З. Фрейда выделяет свои типы характеров и их патологии (неврозы и комплексы) в зависимости от доминирования, сублимации или вытеснения основных инстинктов под влиянием социальной установки.

Все эти и другие упрощенческие попытки определить и обосновать всё богатство человеческих взаимоотношений и внутреннего мира человека набором нескольких примитивных свойств организма были подвергнуты справедливой критике со стороны прогрессивной философии, так как в них не нашлось места для Разума.

Отдавая должное усилиям современных психологических наук пересмотреть эти упрощенные схемы и найти подтверждения своим классификациям типов и симптомов (и вытекающих из них диагнозов) на экспериментальной основе не только в виде умозрительных тестов, но и на нейрофизиологическом, нейропсихологическом, а в последнее время и на эндокринологическом, генетическом и даже биохимическом и биофизическом уровнях исследования и связать их с влиянием наследственных и внешних физических, химических, социальных, психологических и всех культурных факторов, нужно отметить, что такое многоуровневое экспериментальное подтверждение только и может быть убедительным доказательством справедливости предлагаемых классификаций. Так, современная иммунология, пытаясь классифицировать биологическую индивидуальность (структуру) человека, вводит пять классов антител, более 20 их аллотипов и десятки тысяч (а под вопросом и бесчисленное множество) идиотипов, антиидиотипов и т.д.4 Насколько же сложнее и уникальнее функции (в том числе и интеллектуальные, психические, социальные), реализуемые этой структурой, можно понять на примере ЭВМ (искусственного интеллекта), где одна и та же структура (электрическая схема) реализует неизмеримо более сложные, чем сама структура, и разнообразные (уникальные) функции (взаимоотношения), зависящие от вложенного программного обеспечения (знаний) и переведенных (транслированных) языков программирования и общения (операционной системы).

Такое доказательство в статье проводится очень субъективно. Поэтому читателя не покидает смущение, что все эти экстраверты и интроверты (ох, уж эта страсть к непонятным иностранным словечкам!) возникают как мыльные пузыри без видимой причины и так же лопнут при малейшем соприкосновении с фактами, культурным (научным, политическим, литературным) или жизненным опытом людей. Например, советский психолог Л.С. Выготский5 (учитель и соратник основоположника отечественной нейропсихологии А.Р. Лурии) назвал свою науку «культурной психологией», подчеркивая неразрывную связь внутреннего мира человека, его культурного обмена (т.е. собственно разумной, сознательной части его психики) с внешней социальной и культурной средой обитания, формирующей и постоянно меняющей этот внутренний мир. Приведенная же в статье таблица интертипных отношений пожизненно распинает каждую неповторимую личность на жестком и незыблемом стандартном кресте социотипа и этим самым полностью игнорирует живую диалектику развития психики (и всех зависящих от этого постоянно изменяющихся6 (между одними и теми же людьми) психологических, социальных отношений), ее уникальность, переменчивость, восприимчивость, адаптацию к воздействиям внешней среды. И поэтому не сможет объяснить перемены в семейных отношениях, обращение верующих в другую религию, переход из одной политической партии в другую и т.п. Известный французский писатель (и тонкий психолог) Ромен Роллан заметил, что в каждом человеке одновременно живет 20 людей, самых разных и порой противоположных. Отсюда и происхождение таких понятий и явлений, как смятение чувств, противоборство страстей и проч.

И вовсе «притянутыми за уши» выглядят признаки типов «аристократы» и «демократы». Сплошь и рядом история учит, что одни и те же люди, сторонники демократии при борьбе за власть становятся порой аристократами после её достижения и стремятся обязательно (любыми правдами и неправдами) закрепить её за собой и передать её и все связанные с ней привилегии по наследству (что мы видим и в современных обществах). Я уж не говорю, что существуют и монархисты, анархисты и их комбинации.

Потом, общечеловеческие нравственные ценности (нормы этики) вовсе не противоречат логике, а прямо следуют из нее (см. деонтическую логику), и поэтому представляется нелогичным разделение одних людей на «логически– и прочий» тип, а других, на «этически– и прочий» тип и отрицание сочетаний (вполне естественных) «логико-этического и т.д.» типа.

От попыток связать социотип с чертами внешности человека рукой подать до теории Ломброзо, утверждающей, что уголовные склонности личности проявляются в чертах её лица. Как известно, эта теория была отвергнута всем опытом современной юриспруденции. Так что такие попытки смахивают на бесплодные потуги хиромантии и других оккультных наук. Я уже не говорю о «достижениях» евгеники или теории расовой или национальной исключительности фашизма.

Сказанное вовсе не означает, что я отрицаю право новой науки на жизнь, поскольку каждая нарождающаяся наука начинает с феноменологии (т.е. стремится сначала описать явление упрощенно с помощью моделей, аналогий и тем самым ответить на вопрос «как?») и лишь затем подключает онтологию (т.е. попытку открыть первопричины явлений, объяснить сущность объектов и ответить на вопрос «почему?») и наконец в итоге переходит к услугам метрологии (только точные науки), стремясь точно, измерить и доказать количественно в неумолимых цифрах правильность своих классификаций, объяснения и предсказания. Вторая часть названия рекламируемой науки «-оника» говорит о её претензиях на статус точной науки, неотъемлемым признаком которой является воспроизводимость научных результатов (регулярная подтверждаемость диагнозов и предсказываемых последствий), для чего нужно уменьшать секретность методик определения социотипов.

Но, поскольку соционика, как видно, еще не выросла из грязных пеленок безоблачного детства, и по мере ее взросления она должна будет неизбежно увеличить количество социотипов в зависимости не только от логических, этических, физиологических или интуитивных норм, но и от мировоззренческих (научных, идеологических, политических, юридических, художественных, эстетических принципов, норм и идеалов) и включить в себя динамику развития социотипов, перерастания их из одного в другой (в зависимости от внешней ситуации и внутреннего состояния), то поэтому сегодня вряд ли так уж «чрезвычайно важно знать, кто какого типа». Впрочем, это уже, возможно, будет совсем другая наука, которые в последнее время (как и НИИ) растут как грибы, что заставило академика АН УССР И. Чебаненко сделать по этому поводу существенное замечание: «исправление этого недостатка необходимо начинать с четкого определения, что следует понимать под наукой и научно-исследовательскими работами.» («Известия», № 40, 9.02.90, стр. 2).

У меня есть свое определение науки и ее признаков, и если оно тебя интересует, я тебе его напишу в другом письме, т.к. со всеми необходимыми пояснениями оно довольно громоздкое и здесь не поместится. Впрочем, главные признаки науки я здесь изложил (без их определения).

Надеюсь, что ты доброжелательное дружеское письмо с первыми попавшимися возражениями отличишь от злонамеренной публичной критики в печати и не обидишься на то, что моё отношение к соционике совпадает с первоначальным твоим (ты сам пишешь, что сомневался пять лет в истинности ее определений и выводов).

 

P.S.: Известный тебе литературный критик В. Лакшин, прогнозируя современные тенденции НТР стандартизировать личность (по методу Урфина Джюса, из знаменитой сказки А. Волкова, преуспевшего в создании могущественной армии похожих как две капли воды дуболомов), предсказывает, что «XXI век неизбежно станет веком революций гуманитарных», объясняя, что наряду с защитой природы «будет защищать себя и человеческий мозг, говоря по-старомодному, «душа». Враг её – не только опошленная и усредненная масс-культура. Защищать придется человеческую личность, ее неповторимость.» Я бы добавил к этому – и её свободу выбора! Это же предостережение высказал на 60 лет раньше английский писатель Олдос Хаксли в своем знаменитом романе «Прекрасный новый мир», где показал весь ужас общества тотальной стандартизации, детерминации и контроля.

Мне кажется, нетрудно усмотреть, что соционика льет воду на эту же мельницу тотальной стандартизации и детерминации личности, и поэтому легко предположить, по какую сторону баррикад будут её авторы (и приверженцы) в этих грядущих революциях (см. Г. Уэллс «Машина времени», В. Лакшин «Зачем литература школе?» «Известия», № 25, 25.01.90).

Я уж не говорю о том, что будет, если «открытия» соционики возьмут на вооружение власть имущие. При полнейшем произволе и секретности в определении социотипа очень легко присвоить себе социотип, предназначенный для управления другими людьми (социотип партициев, элиты), а другим приписать социотип исполнителей (социотип плебеев, морлоков, «быдла»). Как я понял из твоей статьи, это уже происходит, пока только в рамках так называемой профориентации, когда одним школьникам указывают пожизненный путь в шахту, к станку (путь исполнителей), а другим – путь в элитные школы, вузы и т.п. (путь руководителей). Но это все в истории уже проходили. Результат известен.

 

Вячеслав Войнич.

 

__________________________________________________________________________________________

В противоположность первой, «Таинство восточной медицины», в которой я поддерживаю главную мысль изучать человека (и лечить) в целостности, но не на базе премудростей восточной медицины, а на основе интеграции всех современных наук, переосмысливая с их помощью рекомендации древних знахарей.

Попутно замечу что мораль, нравственность, этика суть синонимы, которые не соединяются союзом «и», предполагающим дополнение, а скорее союзами «или», «то есть».

См. например С.Ильченко «Убийство на почве бедности?» «Комсомольская правда» № 45, 23.02.90 стр. 2.

См. упомянутую книгу Р.В. Петрова, стр. 249 или сетевую теорию Нильса Ерне (Швейцария).

Правда, его голос прозвучал «гласом вопиющего в пустыне».

Что и называется поиском взаимопонимания, компромисса, консенсуса, предполагающего взаимное приспособление людей.

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply

All the big casinos have their own boutiques - http://casinogamblingodds.info.